Дискуссия президентов трех стран на пленарном заседании

a:2:{s:4:TEXT;s:65535:a:2:{s:4:TEXT;s:107227:

Приводим полный текст дискуссии президента России Владимира Путина, президента Финляндии Саули Ниинистё и президента Исландии Гудни Йоханессона. Модератор — Джефф Катмор, журналист CNBC.

Дж.Катмор: Прежде чем я передам слово Президенту Исландии, я хотел бы прокомментировать последнее высказывание Президента Финляндии. Хотели бы Вы пригласить и Президента Путина, и Президента Трампа на встречу лидеров сразу после того, как Финляндия займёт место председателя в Арктическом совете?

С.Ниинистё: Мы, безусловно, были бы очень рады иметь возможность провести подобный саммит, но, для того чтобы провести саммит, также необходимо, чтобы было что сказать на этом саммите. Мы, безусловно, будем следить за тем, как развивается ситуация, в какую сторону развивается дискуссия, сможем ли мы найти какие-то общие точки зрения. И в таком случае, несомненно, для нас было бы большой гордостью провести подобный саммит.

Дж.Катмор: И вопрос к Вам, господин Путин. Если Финляндия действительно проведёт подобный саммит, который состоится в нескольких месяцах от потенциальной встречи «большой двадцатки» в июле, где у Вас планируется встреча с Президентом США, Вы были бы рады встретиться с Президентом Трампом в рамках Арктического совета?

В.Путин: Финляндия – наш очень добрый сосед, и Финляндия имеет очень хороший опыт организации судьбоносных мероприятий подобного рода. Хельсинкский процесс, известно, именно в Хельсинки и начался в своё время, были подписаны очень важные документы. В этом смысле Финляндия, на мой взгляд, очень подходящая страна, Хельсинки – подходящая площадка для организации подобных мероприятий.

Но Президент Финляндии только что сказал, это такие события, которые должны быть хорошо подготовлены, и должны быть подготовлены с обеих сторон. Если это произойдёт, то мы будем рады принять участие, я буду рад принять участие в таком мероприятии. Если нет, то тогда в рамках обычных встреч подобного рода, на «двадцатке», я думаю, что такая встреча может состояться.

Дж.Катмор: Спасибо большое за Ваш ответ.

(речь президента Исландии – на нашем сайте публикуется отдельно)

Дж.Катмор: Большое спасибо.

И теперь что бы я хотел сделать, так это повести нашу беседу о том, как добиться прогресса по целому ряду этих вопросов. И мне бы хотелось начать, Президент Путин, с того момента, где в своём выступлении Вы обратили внимание на эти 150 проектов и триллионы рублей. Один из вызовов, как мне кажется, возникающих в настоящий момент, – это относительно низкая себестоимость извлечения нефти и других минеральных ресурсов. Проекты в этом регионе мира, похоже, экономически не конкурентны. Означает ли это, что скорость, с которой эти проекты инициируются, будет относительно медленной, и не предвидите ли Вы какие-либо изменения в изменении конъюнктуры цены на эти товары, которые могут поменять ваши приоритеты?

В.Путин: Нет, вряд ли что-то может поменять наши приоритеты в этом регионе, имея в виду несколько обстоятельств. Первое. Уже сегодня 10 процентов ВВП России складываются из результатов работы предприятий, функционирующих в этом регионе, и удельный вес их постоянно растёт.

Существенными являются следующие обстоятельства. Это рост изменения и повышения эффективности новейших технологий, которые появляются. Вот сегодня мы принимали первый танкер в построенном новом порту Сабетта. Абсолютно новый порт, построенный с нуля в Арктической зоне, в чистом поле, что называется. Ещё совсем недавно это было бы трудно сделать с таким качеством. Корабль, который сегодня подошёл в этот порт, – это современные технологии, он проламывает лёд, сам как ледокол идёт, под два метра толщиной. Вот новые технологии.

Второй существенный фактор, который поддерживает наш оптимизм,– это изменение климата. Вот господин Президент Финляндии Ниинистё говорил об этом, и говорил об этом очень убедительно. Количество дней навигации по Северному морскому пути резко увеличивается в последнее время. Это говорит о том, что транспортные возможности улучшаются.

Я, как вы знаете, вчера был в районе совсем Крайнего Севера, на Земле Франца-Иосифа, это 900 километров от Северного полюса. Мне там наши специалисты, наши учёные говорили о том, что они наблюдают постоянное таяние снегов, ледников, господин Президент Финляндии тоже об этом сказал.

Это говорит о том, что и с изменением климата наступают более благоприятные условия для использования этого региона в экономических целях. Если эти тенденции будут развиваться таким образом, то смотрите, что произойдёт. Сегодня у нас по Северному морскому пути отгружаются товары в объёме 1,4 миллиона тонн, к 2035 году это уже будет 30 миллионов тонн. Вот вам рост.

При реализации одного нашего крупного проекта «Ямал СПГ», а это ещё одно подтверждение того, что в этих широтах можно осуществлять такие программы, построен абсолютно уникальный новый завод, уже заканчивается строительство. В прежние времена такое трудно было бы себе даже представить, но он начинает работать в конце этого года, это уже практически свершивший факт, и будет производить 16,5 миллиона тонн сжиженного природного газа. А объём перевозок сразу увеличится в разы, раза в четыре по Северному морскому пути. Причём в обе стороны может работать, как в сторону Европы, так и в сторону Азии.

Вот всё это говорит о том, что наши планы по освоению этого региона мира являются абсолютно обоснованными.

Дж.Катмор: Господин Президент Ниинистё, хотелось бы послушать Вас на эту тему. То, что мы услышали, это объёмы судоходства увеличатся, объёмы рыбной ловли увеличатся и всё это будет иметь экологические последствия, и каким образом в данных условиях предотвратить негативные последствия тех позитивных сдвигов, которые происходят в экономике?

С.Ниинистё: Действительно, это очень сложный вопрос. Но, во-первых, что бы я хотел сказать. Совершенно очевидно, что потепление в регионе Арктики будет продолжаться независимо от того, будут ли соблюдаться все критерии парижских соглашений, и это факт. Мы считаем, что экология и бизнес противоречат друг другу. Но мы должны найти такие пути, которые позволят обеспечить баланс, и, что парадоксально, но так же как сажа, так же как другие негативные элементы, если бы мы избавились от этих негативных последствий, то было бы хорошо, и это бы не повлияло на показатели продуктивности бизнеса.

Мы должны найти такие решения, такие разумные пути, использовать такие возможности использования ресурсов в Арктике, в том числе и рыболовство, и попытаться по крайней мере снизить нерациональное поведение, которое бесполезно и которое только приводит к причинению ущерба. Это первый шаг, который необходимо сделать на данном пути.

Дж.Катмор: Господин Йоханнессон, Исландия сконцентрирована, сосредоточена на сохранении морской среды. Я хотел бы этот вопрос повторить и спросить, каким образом получить все преимущества от развития экономики, в то же время не нанося ущерба биоразнообразию среды?

Г.Йоханнессон: Да, это, действительно, обширный вопрос. В своём выступлении я сказал, что мы относимся к океану, или раньше относились, как к мусорной куче и всегда думали, что рыбы всегда будет достаточно в океане и можно бесконечно извлекать рыбные ресурсы, не нанося ущерб многообразию рыбы. Ситуация изменилась, поэтому необходимо внести какие-то ограничения и по крайней мере не относиться к океану как к мусорной куче. Нужно это делать сообща, совместными усилиями и на благо всего человечества, и в то же время не споря, кто и что будет делать.

Мы должны совместно пользоваться общим богатством. И поэтому очень важно налаживать арктический диалог меду всеми заинтересованными сторонами путём переговоров и достижения компромиссов.

Все из нас осознают, что глобальное потепление присутствует и это влияет на Арктику. И одно из последствий глобального потепления для Арктики – это таяние льда. Это приводит к изменению и поголовья рыбы в океане. Повышение температуры в море, в океане приводит к тому, что многие виды рыб мигрируют на юг вместо движения на север. Мы остаёмся без рыбы, и это подводит нас к вопросу: «Что мы должны делать? Мы должны пассивно ждать или действовать активно?»

Именно поэтому необходимо объединить усилия, обсуждать эти вопросы и рационально пользоваться рыбными ресурсами. Это позволит нам двигаться вперёд.

Дж.Катмор: Господин Президент Путин, не странно или не тревожно ли на данном этапе, что пришла к власти новая американская администрация и в результате во главе Федерального агентства по охране окружающей среды стал человек, который, по сути дела, не разделяет точку зрения многих американских учёных?

Здесь американцев нет, но как справиться с этими трудностями, что американская администрация в настоящий момент реализует политику, которая только приведёт к дальнейшему таянию льда?

В.Путин: Во-первых, здесь американцы есть, слава богу. Вот господин посол Теффт сидит, я вижу. Приветствую Вас.

А во-вторых, вы знаете, я сейчас скажу, может быть, не очень популярную вещь, но Президент Саули Ниинистё, по-моему, сказал, что мы будем исполнять все парижские договорённости. Россия тоже намерена это делать, так же как мы исполняли Киотский протокол.

Но, как Саули сказал, потепление всё равно будет продолжаться, и это наверняка так и есть.

В чём вопрос? Смотрите, как я сказал уже, был вчера на Земле Франца-Иосифа. На этой земле был австрийский исследователь господин Пайер. Потом он оттуда уехал, сделал описание, в том числе ледников, которые там имеют место быть. Через 20 лет примерно там появился будущий король Италии и сделал фотографические снимки, а потом показал это господину Пайеру. У того была фотографическая память, кроме этого он карты рисовал, карты ледников, и он обнаружил, что за 20 лет ледников стало меньше.

То есть потепление уже началось, таких антропологических факторов, таких выбросов тогда не было, а потепление уже началось. Вопрос не в том, чтобы его предотвратить. Я согласен с теми, кто считает, что вопрос не в том, чтобы предотвратить, потому что это невозможно, это может быть связано с какими-то глобальными циклами на Земле или вообще планетарного значения.

Вопрос в том, чтобы к этому приспособиться. Господин Йоханнессон говорил о том, как распределяют рыбу, куда она уходит, где она появляется, научные исследования нужны. Вопрос в том, чтобы человечество и люди, которые проживают в этом регионе, к этому приспособились.

Поэтому не такими уж глупыми являются предложения и позиции тех, кто не согласен со своими оппонентами, в том числе, я даже не знаю, как зовут этого господина, которого Вы упомянули, который возглавил сейчас… Что он возглавил в Америке? Дай бог ему здоровья и успехов, но мы все должны слушать и слышать друг друга, и только тогда можно найти наиболее оптимальные варианты решения этих проблем, а они, конечно, есть.

Дж.Катмор: Это Скотт Прюитт, и в настоящий момент его деятельность освещается в прессах. И Вы сказали, что Россия будет выполнять парижские соглашения. Но не вызывает ли у Вас озабоченность, что существовали же аналогичные обязательства и у США?

В.Путин: Мне кажется, нужно говорить не об озабоченностях, а о поиске компромиссов. Ведь в своё время, я очень хорошо помню, у меня были очень добрые личные отношения с господином Бушем-младшим, я знаю его позицию. Он ведь тоже, когда пришёл к власти, был против этих мероприятий, в том числе в рамках Киотских протоколов. В конце концов компромиссы были найдены. Я думаю, что и здесь так произойдёт. Я бы ничего не стал драматизировать и не стал бы использовать эти важнейшие для всего человечества факторы для внутриполитической американской борьбы.

Дж.Катмор: Господин Президент Ниинистё, обращаясь к Вашим комментариям, я хотел бы задать Вам тот же вопрос. Вы разочарованы на данном этапе, что нет обязательств США соблюдать парижские соглашения?

С.Ниинистё: Я согласен со многим, что сказал Владимир. Сейчас очень важно, чтобы мы продолжали обсуждать эти проблемы и попытались, во-первых, понять друг друга и попытались найти компромиссы или решения. Поэтому я бы не стал описывать сейчас ситуацию как катастрофу и разрушение парижских соглашений.

Хочу привести один пример, и это пример с сажей. Сажа возникает в результате неполного сжигания ископаемых видов топлива. Как избежать выбросов сажи? Необходимы инвестиции, для того чтобы модернизировать эти заводы, и это наша общая задача.

Во-первых, мы должны провести исследования новых технологий и затем обновить заводы. Это проблема и в России, но это проблема и США в том числе, и в Канаде, в других странах, может быть, и Финляндии. И если мы могли бы найти общее решение, осуществить инвестиции в обновление, в модернизацию этих заводов, то мы добились бы прогресса на этом пути. Это не повредило бы никому с экономической точки зрения, но мы бы все выиграли от этих решений.

Вот как-то так, это было бы неплохим началом – выработать общие точки зрения на решение этой проблемы, для того чтобы двигаться вперёд даже в рамках парижских соглашений.

В.Путин: Я позволю себе немножко подискутировать с Саули, он сказал о выбросах сажи. Я уже в третий раз возвращаюсь к своей вчерашней поездке на острова, и мы смотрели лёд там, на леднике. Этот ледник образовывался сотни, тысячи, миллионы лет подряд. И в одном из слоёв, поверьте мне, можете съездить посмотреть, ярко выраженное отложение сажи. Но это произошло тысячи лет тому назад, никаких заводов, которые выбрасывали сажу в таком количестве, не было.

Обращаю ваше внимание, что несколько выбросов вулкана Этна перекрывают все усилия сегодняшнего человечества по антропогенным выбросам в атмосферу. Надо это внимательно всё изучать.

Дж.Катмор: В продолжение данной тематики. Как можно гарантировать, что экономические проекты, о которых Вы ведёте речь, которые будут запускаться в ближайшие годы, как можно гарантировать, что будет оказываться минимальное воздействие на экологию?

В.Путин: Хочу обратиться к своему коллеге и его высказываниям, коллеге слева от меня, Президенту Исландии, он говорил о том, что нужно и с учёными работать. А гарантии какие могут быть? Гарантии даёт только страховой полис, а мы должны вместе ответственно трудиться над поиском технологических решений, принимать ответственные решения на правительственном уровне.

У нас в России принята программа, целая правительственная программа по освоению Арктики, где ключевым элементом является элемент сохранения биоразнообразия, защиты экологии, окружающей среды, интересов коренных народов Севера. Надо просто использовать современные технологии не только для того, чтобы добывать минеральные ресурсы, но и для того, чтобы защищать природу.

Я уже упоминал наш проект, который мы сейчас активно реализуем с семью странами, это «Ямал СПГ», по добыче 16,5 миллиона тонн сжиженного газа. Семь – это имеется в виду два наших иностранных партнёра – участники акционерного общества, и ещё несколько стран, которые организуют работу, помогая технологиями, оборудованием и так далее. Все их технологии позволяют реализовывать проект вообще без всяких выбросов, без всяких отходов, всё утилизируется, свозится на берег и уничтожается, причём уничтожается тоже экологически безопасным способом. Если мы будем применять такие технологии, тогда нам ничего не угрожает.

Дж.Катмор: Ясно, что в будущем необходимо налаживать диалог, необходимо налаживать коммуникации между всеми сторонами в Арктическом совете. Но мы знаем, что в настоящий момент отношения находятся на низкой точке между Россией и многими западными странами. Отчасти это происходит из-за Украины и Крыма. Я не хочу затрагивать эту тему, скорее я хотел бы задать вопрос, господин Президент Путин: каким образом налаживать меры доверия в данной ситуации, когда международные отношения находятся на такой низкой точке?

Очень трудно сотрудничать по Арктике, если Америка сейчас, по мере того как мы говорим, на слушаниях одного из комитетов по разведке говорится о том, что Россия использует дезинформацию для оказания влияния на выборы в США.

В.Путин: Я так и знал, что этим закончится. (Смех в зале, аплодисменты.) Мне очень бы не хотелось, чтобы тот позитив, который складывается при обсуждении вопросов Арктики, сюда же, на эту площадку переносились проблемы двусторонних российско-американских отношений. Но из-за уважения к Вам, Джефф, из-за уважения к Вашей компании CNBC, которая наверняка дала Вам такое поручение, я просто вынужден идти у Вас на поводу.

Во-первых, хочу Вас поблагодарить за то, что Вы, подняв эту проблему, сказали о том, что существует проблема Украины и Крыма. Вы как бы разделили Крым и Украину. И это правильно.

Теперь по поводу сути Вашего вопроса. Мы уже неоднократно говорили, и хочу это подчеркнуть ещё раз, мы знаем, мы в этом уверены и знаем наверняка, опросы общественного мнения в Соединённых Штатах показывают, что в Соединённых Штатах очень много друзей России.

Я хочу прежде всего им сказать, что мы воспринимаем и относимся к Соединённым Штатам как к великой державе, с которой мы хотим наладить очень добрые, партнёрские отношения. Всё остальное – ложь и выдумки в отношении России и провокации.

Всё это используется для внутриполитической американской повестки дня. Что именно? Вот эта антироссийская карта разыгрывается в интересах отдельных политических сил внутри США с целью поднять, закрепить свои собственные позиции внутри Соединённых Штатов.

Я уже упоминал, здесь сидит господин посол Соединённых Штатов, он приехал к нам на форум, он общается со всеми участниками, может общаться с членами Правительства, с представителями крупных компаний России. Мы этому не препятствуем, а наоборот, способствуем, помогаем.

А контакты нашего посла в Соединённых Штатах ограничиваются: любая его встреча воспринимается в штыки, как какая-то шпионская акция. Ну разве это не бред?! А для чего там посол? Для того чтобы общаться с людьми, поддерживать контакты с политической элитой, с бизнесменами, с членами Конгресса и Сената, с членами Правительства, Администрации. А зачем он туда приехал? Это общемировая дипломатическая практика.

Или вот сейчас поднимают вопрос о встречах наших бизнесменов, банкиров. А что, разве американские бизнесмены не приезжают, не общаются здесь с нашими представителями, в том числе и с Правительством Российской Федерации? Ну а как им работать-то иначе? Конечно, общаются.

Думаю, что не в интересах большинства американского народа доводить до абсурда российско-американские отношения в угоду политическому внутреннему календарю. Мы что хотим, свернуть вообще наши отношения? Они и так почти на нуле, 20 миллионов долларов оборот всего, был-то 27, ничтожный на самом деле для таких стран, как Россия и США, теперь скатился до 20. Мы чего хотим, полностью разорвать дипломатические отношения? Довести ситуацию до 60-х годов, до Карибского кризиса? А дальше что?

Вообще люди, которые вот так ведут себя безответственно, они к чему ведут нас всех, в том числе и народ Соединённых Штатов? Мне кажется, что это большая ошибка, я очень рассчитываю на то, что когда-то, и чем раньше, тем лучше, ситуация нормализуется.

Теперь что касается Украины. Вот в тех же Штатах, ну и где-то в других местах, есть мнение (мы знаем об этом наверняка), что чем хуже отношения между Россией и Украиной, тем лучше для них. Потому что это ослабляет Россию, это не даёт хода каким-то интеграционным процессам, которые бы усилили Россию, в том числе в сфере экономики. Пускай вообще Россия ковыряется в своих приграничных делах со своими соседями и не лезет в международные вопросы, такие как Сирия, Ближний Восток и другие. И это, мол, нам выгодно.

Это ошибка. Это невыгодно никому, потому что если мы будем пытаться какими-то средствами, тем более такими опасными средствами, как региональные конфликты, кого-то сдерживать, это может привести и к глобальным катастрофам, и к глобальным конфликтам. Наоборот, нужно стремиться к разрешению конфликтов любого рода. Очень рассчитываю на то, что и наши американские партнёры, коллеги встанут именно на этот путь сотрудничества. Повторяю ещё раз, чем быстрее мы все эти проблемы решим, тем лучше.

Теперь что касается Арктической зоны. Мы здесь сотрудничаем с нашими американскими партнёрами в рамках Арктического совета. Сейчас, как известно, Совет возглавляют как раз Соединённые Штаты. Мы вместе с ними на экспертном уровне, с Соединёнными Штатами, работали над выработкой соответствующего соглашения, которое должно быть в ближайшее время принято, по-моему, кстати, на Аляске собираются принять это решение. Оно касается использования научных исследований совместных в Арктической зоне, что я считаю очень важным.

В двустороннем плане у нас продолжается, как ни странно это прозвучит для сегодняшнего дня, сотрудничество по приграничным вопросам. Например, жители, граждане России и граждане Соединённых Штатов, проживающие по берегам Берингова пролива, могут ездить друг к другу без виз. У нас безвизовый режим существует до сих пор, слава богу. И это очень хорошо помогает людям, которые там живут, в этом регионе, общаться друг с другом, с родственниками, с близкими и с друзьями. Это очень хорошая база для расширения сотрудничества подобного рода и в будущем.

Наконец, есть конкретные региональные вопросы, в реализации которых мы заинтересованы, и Соединённые Штаты, и Россия. Тот же Берингов пролив: объём перевозок, интенсивность судоходства резко возрастают, значит, и Соединённые Штаты, и Россия заинтересованы в том, чтобы обеспечить безопасность мореплавания в этом регионе. Так же как мы должны заботиться вместе о сохранении, скажем, поголовья белого медведя, об организации (о чём говорил Президент Исландии) рыболовства, вылова биоресурсов, использования их и так далее. Это наш общий интерес.

Я уже сейчас не говорю об огромных возможностях по освоению углеводородного сырья, других минералов в Арктической зоне. У нас есть очень хорошие примеры, мы сотрудничаем, как известно, с компанией ExxonMobil, с другими нашими партнёрами по освоению этого региона. Это огромные перспективы и для России, и для Соединённых Штатов, да и вообще для всего мира.

Очень надеюсь, что мы выйдем на такую дорогу с двусторонним движением и будем улучшать российско-американские отношения на благо наших народов, да и всего мира.

Дж.Катмор: Господин Президент, я хочу ясно понять, ясно изложить это. Вы и российское Правительство никогда не пытались повлиять на результаты выборов в США, и свидетельства этому не будет обнаружено?

В.Путин: Когда-то Рейган, по-моему, дискутируя по поводу налогов, обращаясь к американцам, сказал, читайте по губам: «No». (Аплодисменты.)

Дж.Катмор: Я знаю, Президент Ниинистё хотел бы также присоединиться к нашей дискуссии. Но ещё один вопрос хотел задать, прошу извинить меня за этот вопрос, но очень важно для международной аудитории получить ответ на этот вопрос, продолжение предыдущей дискуссии.

Мы являлись свидетелями, что Олег Дерипаска предложил выступить перед комитетом [в Конгрессе США], потому что он сказал, что то, что было сказано о нём, это неправда. Это было бы беспрецедентно. Имеется какая-то возможность, чтобы российское Правительство дало возможность российским гражданам выступить перед американскими комиссиями, чтобы раз и навсегда решить этот вопрос, прояснить этот вопрос?

В.Путин: Смотрите, мы слышим эти бесконечные и беспочвенные обвинения в каком-то вмешательстве, говорим о кибербезопасности. Вам известно, что мы давно предложили американской стороне разработать, подписать совместное соглашение, совместный документ – межправсоглашение об обеспечении кибербезопасности. Мы же предложили это сделать. Американская сторона отказалась. Почему? Может быть, просто потому, что выгодно нас обвинять в этом, исходя из политического внутреннего календаря? Почему?

Что касается выступления. Мы в Конгрессе либо в российской Думе, я знаю точно, мне просто сообщали наши депутаты, многократно обращались и в Конгресс Соединённых Штатов, и в Сенат с приглашением приехать к нам, в Москву, и с предложением приехать в Соединённые Штаты, в Вашингтон, для того чтобы встретиться, объясниться, поговорить откровенно по ключевым вопросам двусторонних отношений, международной повестки дня. Ответа нет.

Дважды или трижды предлагали, вот в последнее время опять. Ничего. Ну, если поедет какой-то представитель нашего бизнеса, будет встречаться, там, в Конгрессе, будет выступать, да ради бога, это его право, пускай выступает где угодно, мы ничего против не имеем. Ему закрыли въезд, мне известно, в Соединённые Штаты. На каком основании – непонятно, никто не объясняет. Ведь никто не объясняет, почему закрыли. Пусть скажут. Пусть он приедет в Штаты, пусть выступит в Конгрессе.

Если, действительно, правоохранительные органы, спецслужбы предъявят какие-то к нему претензии реальные, основанные на чём-то, то тогда хотя бы нам будет понятно, с чем это связано. Всё бывает, бизнес – сложная такая субстанция, там, наверное, и нарушения какие-то возможны, но мы их не знаем. Если они есть, пусть предъявят тогда.

В этом смысле, я думаю, что это хороший был бы сигнал и хорошая практика. Мы также готовы принять, ещё раз повторяю, в Москве и представителей Конгресса и Сената. Ну и, безусловно, мы будем рады всегда видеть наших друзей из бизнеса, у нас очень много друзей в Соединённых Штатах из бизнеса, которые работают и хотят продолжать работать в России. Welcome, мы будем им помогать.

Дж.Катмор: Господин Президент Ниинистё.

С.Ниинистё: Да, я вернусь на несколько минут тому назад, когда мы говорили о возрастании напряжённости в отношениях. Я не полностью согласен с Вами, потому что мы являемся свидетелями того, особенно это касается Европы, что осознаётся необходимость в диалоге.

Многие мои коллеги по Европейскому союзу приезжают в Москву, даже наши соседи, министр иностранных дел Швеции встретился со своим коллегой в Москве, и на самом деле интенсивность диалога возрастает. И речь не идёт о возрастании напряжённости, напряжённость, наоборот, спадает.

Очень положительные явления присутствуют и на международной арене, также это касается и НАТО. Все члены НАТО подчёркивают необходимость диалога с Россией, но имеется вопрос. Этот вопрос касается отношений между США и Россией. Мы в данный момент не знаем, какие события будут происходить, и, естественно, это предмет двусторонних отношений между Россией и США. Но эти взаимоотношения представляют интерес и имеют большое значение для Финляндии.

Если вспомнить времена «холодной войны», то что хорошего было в то время для Финляндии? Мы понимаем, что Вашингтон и Москва тем или иным образом хорошо знают друг друга, не всегда они соглашаются друг с другом, но они хорошо знают то, о чём думает другая сторона. И это на самом деле положительный момент, даже если эти две страны и не соглашаются друг с другом. Но как эти взаимоотношения будут развиваться – имеет большое значение для всего мира, и мы надеемся на лучшее.

А если вернуться к повестке дня Арктики, все эти вещи всё равно взаимосвязаны. Да, конечно. И если мы считаем, что возникает напряжённость, то что может быть лучше, какая среда может быть лучше, чем прохладная Арктика, для того чтобы все эти горячие эмоции остудить. Так что давайте все успокоимся.

В.Путин: Это нам говорят «горячие финские парни», надо прислушаться. (Смех, аплодисменты.)

Г.Йоханнессон: Исландия – мы тоже крутые «холодные» ребята, не только финны. (Смех, аплодисменты.)

Мне кажется, трудно найти президентов стран, которые настолько отличаются друг от друга по протяжённости границ и мощи государства. Исландия – маленькая страна на острове, у нас даже армии своей нет.

В.Путин: Помочь? (Смех, аплодисменты.)

В.Путин: Помочь? (Смех в зале.)

Г.Йоханнессон: Иногда на самом деле быть маленьким не так уж и плохо.

Я не хочу шутить, когда мы разговариваем на такие серьезные темы, в любом случае у нас тоже есть президентские выборы, и никто не говорит, что иностранные государства вмешиваются в наши президентские выборы. Мы выжили, сохранили свою независимость, потому что мы уважаем международное право, и это уважение стало более интенсивным в течение XX и XXI века. Мы уважаем международное право и международные соглашения, и мы здесь уже упоминали Парижские соглашения. Если я не ошибаюсь, то такая компания, как ExxonMobil, будет стремиться к тому, чтобы американцы соблюдали Парижские соглашения. Поэтому: соблюдение международного права и международных соглашений, меры доверия. Как сказал Президент Финляндии, действительно существовала «холодная война», и Президент Путин упомянул Президента США Рейгана, помните, он также говорил: «Доверяй, но проверяй», и это была самая любимая его поговорка. Мы должны развивать меры доверия. Наша маленькая страна не может оказывать значительное влияние, но мы можем оказывать содействие ослаблению международной напряженности. В наших собственных интересах добиться того, чтобы великие державы ладили друг с другом. И поэтому мы встречаемся, обсуждаем, и это гораздо лучше, чем стремиться к ссоре друг с другом.

Дж.Катмор: Действительно, та теплота, которая исходит из вас, растопит весь лед в Арктике.

Но тем не менее я хочу задавать сложные вопросы. Вы – член НАТО, и ваша безопасность в той или иной степени гарантируется, зависит от НАТО. Американцы являются важным членом НАТО. Финляндия также принимает участие в некоторых мероприятиях НАТО. И когда Джеймс Мэттис, Министр обороны США, приступил к выполнению своих обязанностей, он оценил действия России в Арктике как агрессивные шаги. Насколько это способствует деэскалации напряженности, господин Путин?

В.Путин: Что Вы имеете в виду? Наше агрессивное поведение?

Дж.Катмор: Это цитата. Это Джеймс Мэттис, Министр обороны США. Он, когда вступил в должность, прокомментировал то, что он увидел, – совершенствование военной инфраструктуры на российском Севере, в Арктике и применение новых военных технологий в этом регионе. И он поэтому и сказал. Но я просто его цитирую, это не я говорю.

В.Путин: Смотрите. То, где мы развиваем свою пограничную, военную деятельность, – это территория Российской Федерации. И мы исходим из того, что мы [действуем] так же, как и любая страна. Как Соединенные Штаты, которые являются нашими соседями, кстати говоря, по Арктике, развивают свою военную деятельность, которая, на наш взгляд, представляет для нас определенную угрозу, потому что если то, что мы делаем, имеет локальный характер, то то, что делают Соединенные Штаты на Аляске, имеет глобальный характер, там развивается система противоракетной обороны. И эти системы, как известно, – одна из очень серьезных проблем сегодняшнего мира в сфере безопасности. Это не просто оборонная система, это часть ядерного потенциала, вынесенная на периферию. И это не то, что предупреждает ракетно-ядерное нападение, а это то, что минимизирует так называемый ответный удар. Это вещи, которые являются уже постулатом сегодня, и все эксперты это прекрасно понимают.

Ну, так вот, Соединенные Штаты развивают свою инфраструктуру, развивают новейшие технологии, выйдя в свое время в одностороннем порядке из Договора о противоракетной обороне, который, на мой взгляд, являлся краеугольным камнем обеспечения стратегической стабильности. Соединенные Штаты вышли оттуда и сейчас эту инфраструктуру активно развивают.

То, что мы делаем, скажем, на островах, на побережье – носит локальный характер, в том числе, связано и с созданием, воссозданием, я бы даже сказал, инфраструктуры для обеспечения безопасности судоходства в этом регионе мира. Мы вместе должны работать над пресечением любого неправомерного хозяйственного использования минеральных ресурсов, биоресурсов Арктики. Мы вместе должны бороться с любым видом контрабанды, с любым видом пиратства. Да, мы знаем о пиратстве в южных морях, но есть проявления и в других регионах мира. И здесь мы должны предотвратить любое такое негативное развитие событий.

Кроме всего прочего, мы создаем там не просто военную инфраструктуру, а я вчера об этом тоже говорил, мы создаем инфраструктуру двойного, тройного назначения. На этой инфраструктуре будет работать и наше Министерство по чрезвычайным ситуациям, на этой инфраструктуре будут работать службы, которые должны будут предотвращать или минимизировать последствия от возможного разлива нефти, нефтепродуктов в этом чувствительном, с точки зрения экологии, регионе. Эта инфраструктура должна будет способствовать размещению и наших ученых, которые занимаются изучением Арктики. На этой инфраструктуре будут работать метеорологические службы.

Мы создаем комплексную инфраструктуру, в том числе, и ее военную составляющую. Вообще я считаю, что это очень правильное направление деятельности. Более того, мы открыты полностью в этом отношении и приглашаем всех к сотрудничеству по этому направлению, в том числе и наших американских партнеров.

Дж.Катмор: К сожалению, и военные учения, которые имеют место в Арктике, совместные военные учения приостановлены. Если говорить о сотрудничестве, то каким образом вернуться в точку, когда отношения были положительными, несмотря на существующие сложности в различных областях?

В.Путин: Вот смотрите, в ходе моего визита в Финляндию в прошлом году Президент Ниинистё высказал озабоченность Финляндии по поводу того, что над Балтийским морем российские самолеты летают без включенных транспондеров (это приборы, которые дают сигнал службам авиационного контроля, что летит самолет – просто летит самолет, в данном случае боевой самолет, самолет боевой авиации). И я тогда пообещал Президенту Финляндии, что Россия выступит с инициативой, чтобы все державы, которые осуществляют военную деятельность в Балтийском регионе, использовали эти транспондеры.

Надо сказать, что технически это не такая простая задача, поскольку у нас разные транспондеры, разные устройства у России, и у стран НАТО, разные стандарты, и чтобы они эффективно работали, принимались, нужно предпринять какие-то шаги. Мы объявили, что мы к этому готовы, провели соответствующую встречу в Брюсселе, и услышали ответ: «Нет, страны НАТО этого делать не будут». У них спросите, почему. То же самое и здесь.

Я, честно говоря, даже не понимаю почему. Надо сказать, что, во-первых, их активность гораздо выше, чем наша, в несколько раз. Если посмотреть количество самолетов, которые летают над Балтийским морем – российских и стран НАТО, – так в несколько раз больше эта активность. И нас после этого кто-то пытается обвинять в каком-то агрессивном поведении. Это просто разговор в пользу бедных, это для средств массовой информации. Но эксперты фиксируют, и знают об этом.

То же самое касается Арктики. Мы не собираемся ни воевать, ни соревноваться здесь с Соединенными Штатами. Всем же хорошо известно, что Соединенные Штаты тратят на оборону совокупно больше, чем все страны мира вместе взятые. Бюджеты всех стран мира собрать в одну кучу, получится, что США тратят больше. Вот сейчас опять, по-моему, увеличивают на 40 или на 60 миллиардов.

Тем не менее и Россия, и Соединенные Штаты являются крупнейшими ядерными державами. У нас особая ответственность перед планетой, перед международным сообществом за международную безопасность. И, конечно, чем быстрее мы наладим сотрудничество в военной сфере, тем лучше. Но, кстати говоря, все-таки по некоторым чувствительным направлениям, по таким как, допустим, сотрудничество в Сирии, несмотря ни на какие внешние заявления, все-таки реальное сотрудничество налаживается, углубляется и расширяется. Мы чувствуем заинтересованность наших американских партнеров в развитии этого взаимодействия и это очень хороший сигнал. Мы надеемся, что он распространится и на другие регионы мира, в том числе и на Арктику.

Дж.Катмор: Президент Ниинистё, Вы хотите сделать комментарий?

С.Нинистё: Да. Во-первых, если обсудить тему транспондеров в воздушном пространстве Балтийского моря. Я не сказал, что только российские самолеты летают без транспондеров. Я Вам сказал, что просто самолеты летают без системы опознавания. Это лишь небольшой шаг, который мы можем сделать. Балтийское море – это небольшое пространство на к